В преддверии старта одного из крупнейших забегов в мире, Нью-Йоркского марафона (состоится 3-го ноября), мы подготовили для вас интересный взгляд на это испытание глазами Жана Бодрийяра. 

Участники Нью-Йоркского марафона
Участники Нью-Йоркского марафона

Жан Бодрийяр (27 июля 1929 – 6 марта 2007) – один из самых известных французских социологов, культурологов и философов-постмодернистов. Бодрийяр в своем стремлении познания общества много путешествовал по странам Западной Европы, Латинской Америки и США. Америка произвела на философа огромное впечатление и в 1986-м году мир увидел его книгу под простым названием "Америка".

Жан Бодрийяр
Жан Бодрийяр / Источник фото: Pinterest

В своей книге философ представил Америку как самый главный симулякр современности. В понимании Бодрийяра симулякр – это не просто "копия", не имеющая оригинала в реальности. Он перенес описание симулякра из сфер чистой онтологии и семиологии на картину современной социальной реальности. В его понимании сквозной образ всей Америки – это смерть. Даже главный американский пейзаж для него – пустыня и знаменитая Долина смерти.

Не обошел стороной этот подход философа и знаменитый Нью-Йоркский марафон, который стал неким триумфом смерти, наиболее выразительным образом американского "бытия-к-смерти". Глазами философа, Нью-Йоркский марафон – это модель всего американского образа жизни: гонка, причем на большую дистанцию – и финиш с языком на плече.

Обложка книги "Америка"
Обложка книги "Америка" / Источник фото: Pinterest

Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги "Америка", где описан Нью-Йоркский марафон.

"Никогда бы не подумал, что Нью-Йоркский марафон способен вызвать слезы. Это зрелище конца света. Можно ли говорить о добровольном страдании, как о добровольно взятой на себя обязанности? Они бегут под проливным дождем, под вертолетами, под аплодисменты, в своих алюминиевых капюшонах, постоянно поглядывая на хронометр, бегут полуобнаженные, закатив глаза, ища смерти, смерти через истощение, которая напоминала бы смерть того, кто умер десять тысяч лет назад, и кто, не стоит этого забывать, принес в Афины весть о победе.

Участники Нью-Йоркского марафона
Участники Нью-Йоркского марафона

Может быть, они тоже мечтают принести победную весть, только теперь она будет посланием слишком многих и не будет иметь уже никакого смысла: это будет весть о самом их прибытии, весть, венчающая их усилия - сумеречное сообщение о сверхчеловеческом и бесполезном усилии. Все вместе они, скорее, принесли бы весть о конце человеческого рода, ибо видно, как он вырождается с приближением к финишу – от первых, хорошо сложенных, которые еще могут бороться, до совершенно выдохшихся, которых друзья буквально несут к финишной черте, и калек, которые тащатся на своих инвалидных креслах.

Читай также: Почему марафонская дистанция составляет 42,195 км?

Бегущих – 17 тысяч, и это напоминает настоящую битву при Марафоне, где даже и не было 17 тысяч сражающихся. Их 17 тысяч, и каждый бежит сам по себе, не думая о победе, бежит только ради того, чтобы ощутить свое существование.

"Мы победили!" – шепчет, испуская дух, вестник из Марафона. "I did it!", – выдыхает измученный марафонец, падая на лужайку Центрального Парка.

Тройка победителей марафона в 2018-м году
Тройка победителей марафона в 2018-м году

Лозунг новой разновидности рекламы, аутистического шоу, чистой и пустой формы, вызова самому себе, который заменил прометеевский экстаз соревнования, старания и успеха. Нью-Йоркский марафон стал своего рода интернациональным символом этого фетишизированного представления, горячки бессмысленной победы над пустотой, экзальтации бессмысленного геройства.

  • Я бежал в Нью-Йоркском марафоне: I did it!
  • Я взошел на Аннапурну: I did it!
  • Высадка на Луне это тоже самое: We did it!

Зрители и болельщики
Зрители и болельщики

Событие, в сущности, не столько захватывающее, сколько запрограммированное развитием науки и прогресса. Надо было это сделать. И мы это сделали. Но это событие не разбудило тысячелетнюю мечту человека о пространстве, оно в каком-то смысле исчерпало ее. Тот же эффект бесполезности заложен в реализации любой программы, как во всем, что делается ради того, чтобы доказать, что мы могли это сделать: дети, покорения вершин, сексуальные подвиги, самоубийство.

Марафон – это демонстративная форма самоубийства, форма его рекламы: бегут для того, чтобы доказать, что мы способны дойти до конца самих себя, чтобы доказать… но доказать что? Что в состоянии дойти. Граффити тоже не говорят ничего другого, кроме как: "Меня зовут так-то, и я существую!" Граффити делают экзистенции бесплатную рекламу! Но надо ли постоянно доказывать, что ты живешь? Странный знак слабости, предвестник нового фанатизма, знак представлений без лиц, демонстрирования без конца".

Участники Нью-Йоркского марафона
Участники Нью-Йоркского марафона

Вот так необычно описал марафон Бодрийяр. Кто-то с ним согласится, кто-то – оспорит его точку зрения. Выбор за каждым человеком. И это – его выбор: видеть марафон как стремление к смерти. Точка зрения, которая имеет право на жизнь. Но которая никогда не отнимет у нас любви к бегу и, пусть и осужденному Бодрийяром стремлению доказать себе, что ты можешь.

Источник фото с марафона: nyrr.org

Хотите получать наши статьи в социальных сетях? Присоединяйтесь к нам в Telegram, Facebook.